Автор: Вячеслав Федоренков
Дата: 16/05/12 13:53
 
Ю. Шуплер (Фото: Прессбол)
Одних только словацких тренеров, не считая чеха Сикору, у штурвалов наших (белорусских) дружин было четверо, в том числе трое — в “Динамо”, на игроков тоже был и с большего остается спрос. Поэтому после рандеву с Рихардом Линтнером упустить возможность поговорить под диктофон с Юлиусом ШУПЛЕРОМ также не мог. Предполагавшееся пятнадцатиминутное интервью с новым главным тренером рвущегося в КХЛ украинского “Донбасса” растянулось едва ли не втрое.

— Юлиус, известно, что игрокам нелегко смотреть за матчем своей команды со стороны. А каково экс-тренеру сборной?
— Как раз легко и приятно, наша команда сейчас радует. Хотя перед чемпионатом мира и специалисты, и журналисты сломали вокруг нее много копий. Мы же выиграли считанные спарринги, в основном уступали. Где шайбу, где в овертайме, где по буллитам. Но это все неважно: помню, на фоне аналогичной картины мы как-то на чемпионате в итоге оказались на пьедестале.
И сейчас игра определенно внушает оптимизм: очень достойно сражались с канадцами и финнами, оставили не у дел американцев, сейчас вот белорусов очень уверенно превзошли. Чувствуется командный дух, для поддержания которого много делает наш капитан Хара, опытный Шатан и другие зрелые игроки.

— У нас опыта как будто тоже хватает. А результата нет.
— Когда я узнал, что к вам прилетают Костицыны, стал спокоен за результат матча в пользу словаков.

— Почему?
— Дело в психологии. Большая часть вашей команды посчитала, что вот приехали парни, которые сделают всю работу за них. Но игроки не могут с трапа обеспечить результат, а их партнеры этого ждут, что расхолаживает команду.

— Но дело не может быть в двух исполнителях.
— Согласен. Поэтому вам сейчас, наверное, нужно сесть и хорошенько проанализировать, отчего сборная в последнее время выглядит неубедительно. Значит, проблемы в системе, ее нужно менять. Возможно, через какие-то жесткие и непопулярные шаги. Разобраться, что у вас с подготовкой резерва, какой уровень тренеров, их квалификация, система их подготовки опять же. Нельзя метаться из стороны в сторону: “А, вот появилось что-то новое, давайте попробуем, вдруг получится!”. Вряд ли получится. Впрочем, что это я советую. Не мое дело.

— Отнюдь, ваше мнение интересно. Сложно не заметить, что в холлах арены словацкие болельщики и журналисты не дают вам прохода. Значит, уважают, несмотря на то что под вашим руководством времена у сборной были разные.
— И с теми, и с другими старался всегда вести себя сдержанно. Иногда полезнее потерпеть критику, чем остро на нее реагировать. В лучшем случае — доказать следующими результатами команды, что скептики не во всем правы. Но даже в худшем, если это не получится, сдержанность и доброжелательность к тебе вернутся. Так и со мной: если уже более тридцати лет тренерской карьеры я старался держать себя в рамках, ко мне и отношение соответствующее. Даже если работаю не в Словакии, на родине понимают: я создаю за границей положительный имидж нашего хоккея.

— Сейчас взялись за украинский. В Хельсинки, так понимаю, вы уже в роли наставника донецкого “Донбасса”?
— Да, приехал на семинар тренеров КХЛ под управлением Юрзинова. Сейчас его грамотнее организовали, год назад в Братиславе он по срокам совпадал с семинаром под эгидой ИИХФ, сейчас развели. Заодно занимаемся комплектованием состава.

— Успешно?
— Вполне, процентов на 80 команда укомплектована. Подобрали четырех финнов, трех словаков, пару чехов. Еще хотим переговорить с какой-нибудь звездой, но это уж как получится. Есть команда единомышленников, ассистент Мирослав Миклошевич, сейчас подыскиваем тренеров по физподготовке и работе с вратарями. Разработали график летних сборов, один из которых пройдет здесь, в Финляндии.

— Какова судьба белоруса Олега Микульчика, возглавлявшего фарм-клуб?
— Немного не мой круг вопросов, моя задача — первая команда. Но, думаю, Олег останется, по крайней мере буду высказываться за это. Мне импонирует его стиль. Микульчик, если можно так сказать, грамотный работяга. Правда, ему придется в своей работе учитывать мои принципы и стратегию.

— Можно чуть подробнее о новичках?
— Например, словаки, которых упоминал, это вратарь сборной Лацо и ваши Подградски и Обшут. Был доволен, узнав, что минскому “Динамо” они больше не нужны.

— Однако основательно вы взялись за дело.
— А как иначе, если в Донецке удалось встретить людей, у которых горят глаза и они искренне хотят создать сильный украинский клуб.

— Украинский? Судя по мультинациональному составу новичков, он будет таковым очень условно.
— Понимаю, о чем вы. И другая задача — во-первых, дать шанс остаться в “Донбассе” игрокам, которые выступали в нем в прошлом сезоне. А во-вторых, подтягивать местную молодежь. Хотя и понимаю, что это будет очень и очень нелегко.

— Но в Риге вы как-то справились.
— Да, это приятно вспоминать. Хотя, понятно, что любому тренеру проще не быть зажатым в какие-то рамки — возрастные или национальные, и у меня имелся такой соблазн. Но в Латвии вопрос поставили довольно жестко: ставка на своих с точечным усилением легионерами.

— Кем поставлен? Был же человек, который озвучил идею.
— Сейчас в Риге не всем приятно это вспоминать, но это был прежний владелец клуба Виестурс Козиолс. Впрочем, фокусировка на латышей там была обеспечена экономически — бюджетом. И ничего, с казной в пять миллионов евро в сезон регулярно пробивались в плей-офф.

— Вы уверены, что пять и не больше?
— В первом сезоне — уверен, в следующих, может быть семь-восемь. Никогда не интересовался суммой контрактов игроков. Но в том, что за время моего руководства командой бюджет ни разу не перешагнул десятимиллионную планку, уверен.

— Но в Латвии-то с кадрами было проще. Да и едва ли в такой стране, как Украина, можно поднять хоккей на национальном уровне, кумулятивно вкладываясь в один клуб. Тем более в стране, где фетиш другой — футбол.
— Смотря с чем сравнивать. Лет пять назад там дела обстояли вообще плохо, так что сейчас прогресс очевиден. Что до футбола, то я уже был и на игре “Шахтера”. Видел горящие глаза людей, создавших там клуб европейского уровня. Так вот в хоккее сейчас там то же самое от президента клуба Колесникова до каждого работника. И они, и федерация поняли, что отступать дальше некуда. И стадион собираются построить вместительнее минского.

— Это уже становится идеей фикс в КХЛ.
— Ну и здорово, такая гонка идет только на развитие нашего вида. Вообще хочу сказать, что в этом смысле меня радует развитие ситуация в Беларуси. В Словакии у нас только обещают. Когда мы стали чемпионами мира, обещаниями о строительстве новых арен на высшем государственном уровне можно было заслушаться. А в итоге все, что сделали за десять лет, — реконструировали стадионы в Братиславе и Кошице. Плюс один был возведен Габориком. И на том спасибо, конечно, но у молодежи остается острая нехватка льда для тренировок. Вот у вас за это время сколько построили?

— Да уже без малого три десятка.
— Ну вот видите. Поздравляю и Лукашенко, и всех белорусов.

— Вижу. Но с чем поздравлять-то, если при этом который год в плей-офф светит выступать словакам, а не белорусам? Да и проблемы нехватки льда все те же.
— Об этом уже говорил: значит, при всех успехах в создании инфраструктуры с системой управления что-то не то. Не хочу делать глубокого анализа, это работа главного тренера. Тем более что Хейккиля не первый год знаю и очень уважаю как коллегу. Поэтому не стану лезть в белорусскую кухню, а вновь приведу пример Риги. Несколько сезонов участия “Риги-2000” в чемпионате Беларуси стали очень полезными. Тогда была заложена как минимум половина фундамента будущих успехов рижского “Динамо” в КХЛ. И уже тогда определена философия делать ставку на своих. Великолепный ход, в правильности которого мы убедились через несколько лет.
Поймите, не бывает так, чтобы что-то появилось из ничего за год. Иногда нужно потерпеть и три, и пять, и десять — как получится, насколько грамотно выстроите систему. Заявил команду высокого уровня — создай условия в ней для своих, собирай их как угольки в будущий костер по всему миру. Латыши так и сделали, и сейчас их сборная хорошо выглядит на мировом уровне.
Точно знаю, что эта идея присутствует и в Беларуси уже десять лет. Почему-то она так и не заработала, значит, нужно запустить ее хотя бы сейчас. Ну вот, опять я, выходит, полез в белорусскую кухню. Меньше всего хотел бы этим заниматься. Буду держать кулаки, чтобы у Хейккиля все получилось и со сборной, и в “Динамо”, если вопрос о его назначении уже абсолютно решен.

— Признайтесь, вам из Минска звонили?
— Нет, хотя я допускал возможность такого звонка. Но не позвонили. Наверное, путь в Беларусь мне заказан.

— Отчего бы?
— Ну вы же помните, как я ушел в 2003-м из “Динамо”. Многие могли посчитать это предательством. Но не смог побороть искушения: когда еще представилась бы возможность поработать с клубом российской суперлиги, да еще таким как “Локомотив”. Но за время работы в минском “Динамо” мне не стыдно: команду собрали срочно и, считай, по крохам. Приглашали игроков по остаточному принципу — кого не успели взять другие команды или кто им не подошел. Контракты были на смешные суммы — максимальный тысячи на две долларов. И при этом в первом же сезоне — четвертое место.

— Так, может, не стоит так категорично о делах давно минувших дней? Тем более что и Владимира Наумова, который имел бы повод чувствовать себя уязвленным вашим тогдашним уходом, уже нет даже в Беларуси.
— Ну не знаю… Хотя в любом случае понял бы менеджеров, отдавших предпочтение при гипотетическом выборе Хейккиля — Шуплер не мне. Все-таки за Кари говорят медали, неоднократно взятые его командами.

— Ровно год назад я имел смелость при свидетелях обронить в Братиславе фразу: “Главная ошибка Шуплера в том, что он ушел из Риги в ЦСКА”. По весне она оказалось пророческой, не согласны?
— Ну что поделать, если в руководстве московской команды оказались люди, которые не имели того самого терпения. И атмосфера в итоге сложилась не лучшая, ее не выдержал даже Вячеслав Фетисов. Но ошибкой ли был мой переход в ЦСКА… Знаете, сейчас может показаться, что да. Но я продолжаю настаивать, что нет. В свое время я засматривался советским хоккеем, олицетворением которого был этот клуб. Скажите, какому еще словаку и когда посчастливится стать у его руля?

— Но с точки зрения монументальности это уже давно не ЦСКА тихоновских или, еще глубже, тарасовских времен.
— И все равно это история. И для меня она была интересной. Несмотря ни на что, пробились в плей-офф. При том что рисковал, давал шанс молодежи, как в Риге.

— В плей-офф играли уже без вас. Приглашал вас на работу, так понимаю, Фетисов?
— Правильно понимаете.

— А увольнял?
— Новый владелец. Вернее, не владелец — генеральный директор Худяков. Хотя было понятно, что он озвучивает не свою позицию, а кого-то “сверху”. Но с клубом у нас джентльменское соглашение: то, как меня отправили в отставку, с журналистами не обсуждать. Все нормально, это тоже опыт, расстались культурно. За тридцать три года тренерского стажа со мной только третий раз попрощались до истечения срока контракта. Согласитесь, не самая плохая статистика для тренера.

— Но вернемся к гипотетическому предложению из Минска. Оно не поступало, но если бы поступило?

— Как всегда — разговаривали бы. Попытался бы понять систему, которую хотят выстроить в Минске, и соотнес бы со своими на нее взглядами. Кстати, вот вам еще причина, почему белорусы могли сделать ставку на Кари — его система показалась им более подходящей.

— Вы отзываетесь о Хейккиля, как о старом добром знакомом. Возможно, и систему его можете вкратце сформулировать?
— О, я с Кари не настолько знаком, работать в одной связке все-таки не доводилось. Максимум материала для анализа — предыгровые тренировки “Локомотива”, которые посещал.

— Но вы на чемпионате мира с самого начала, были на всех наших играх. Здесь какой-то стиль просматривается?
— Пока нет. И это не проблема Хейккиля, а проблема белорусского хоккея. Финн может и хочет зарядить игроков какой-то идеей, заставить посмотреть на игру своими глазами. Но пока почему-то явно не получается. Ребята не чувствуют друг друга, это очевидно. Вообще последний раз сплотить их удалось Хэнлону.
Почему не выходит сейчас, можно только догадываться. Видно, что, скажем, Костя Кольцов выкладывается на все сто, но не чувствует поддержки партнеров. С Грабовским та же история. Хотя не все так беспросветно. Мне нравятся, например, ваши молодые защитники. Фамилий не успел запомнить — номера 92 и 82 (Граборенко и Черноок. — “ПБ”.). То есть те, с кем можно и нужно работать, имеются. Осталось давать им шансы и, собственно, работать… Так, все-таки как ни пытался оставаться в стороне, вытянули вы из меня пофамильный анализ команды коллеги.

— Не страшно. Как думаете, Хейк- киля придется очень тяжело?

— Уберите знак вопроса и поймете, что вы уже ответили.

— Что будет самым сложным?
— Как всегда — создать команду, которую он видит. На это нужно время.

— И деньги?
— В меньшей степени. Главное — время, доверие и поддержка. Миллионов за тридцать можно купить готовую команду. Но в итоге эти миллионы пропадут, не принеся результата.

— Вы говорите “создать команду”. Но у него ихтеперь две. Представляете себя на месте Кари?
— Примерно. Во время работы в Риге, еще с середины 2000-х, я несколько раз, как мне говорили, был в шаге от того, чтобы принять и сборную Латвии. Позже, правда, глава латвийской федерации Киров Липман извинялся: мол, что-то там не сложилось.
Хотя теперь понимаю: может, все и к лучшему. Руководство клубом и сборной в одной стране неизбежно приведет к конфликту интересов.

— Об этом и речь.
— Посему я и сказал, что Хейккиля придется очень нелегко. На него будут постоянно давить не только сверху, но и журналисты, болельщики. Да даже родные и знакомые, не исключено. От такого прессинга можно сойти с ума. Смоделировал такую ситуацию и понял, что если уж взялся за сборную, должен работать только с ней. Никто не давит, взгляд на игроков беспристрастный, времени для анализа достаточно. Надеюсь, в Беларуси есть грамотные люди, которые примут правильное решение.

— Так они уже приняли: Хейккиля принимает “Динамо”.
(Улыбается.) Желаю вам удачи. Но я на подобное ни за что не согласился бы. Увы, в Европе мало таких игроков, как в Канаде. Которым не нужно перед выступлением в сборной ни “Евротуров”, ни длительных кэмпов. Они все делают по щелчку или одной-двум фразам. И все понимают: сейчас пойдет заброс по борту или нужно отдать передачу партнеру за ворота. Это впитано с детства, это продукт той самой единой системы, которой в том числе и Беларуси не хватает. И, что самое главное, все это делается с горячим сердцем. А у вас, если честно, есть игроки, которых в Хельсинки не узнаю. Работают они хорошо если на пятьдесят процентов своей клубной работоспособности. Так, стоп, опять я лезу не в свое дело. Еще Кари обидится…

Вячеслав Федоренков (Прессбол, 15.05.2012)
Теги: донбас,  шуплер
 
Поки що коментарів немає

 

* Ваш коментар буде доступний для редагування протягом 10 хвилин
Сторінка створена за 0.015 секунди