Украинские певцы и спортсмены пока инвестируют лишь в мелкий бизнес
Автор: Контракты
Дата: 22/02/08 11:07
 
Свое имя и деньги украинские знаменитости вкладывают в бизнес. Создавать масштабные проекты им мешает экономическое невежество и чрезмерное доверие некомпетентным советчикам. Но передавать свой бизнес профессионалам публичные люди не готовы. Так же как и уделять ему все свое время.

Спортивную карьеру Анатолий Найда, игрок хоккейного клуба «Сокол», окончил в конце 1990-х, когда ему был 31 год. «Я мог бы еще играть. Один из немецких клубов предлагал заключить контракт на 2 года. Но у меня изменилось отношение к игре — любимое дело превратилось в нелюбимую работу», — объясняет вице-президент Федерации хоккея Украины.

Как только появилась возможность безболезненно перейти из хоккеистов в бизнесмены, Найда ею воспользовался. Накопленный за спортивную карьеру капитал он инвестировал в компанию своего друга-хоккеиста Владимира Бороденко, у которого к тому времени уже был процветающий бизнес — сеть заправок «Волна».

Успешным спортсменам, как правило, удается сколотить неплохое состояние на спорте. Средств может не хватить на крупные инвестиции, но на создание небольшого бизнеса — вполне достаточно. К примеру, украинские хоккеисты, выступающие за российские клубы, уходят из спорта с капиталом в $1 млн. Не менее денежные контракты подписывают и с футболистами. Ежемесячные доходы игроков Динамо и Шахтера в среднем колеблются от $10 тыс. до $15 тыс. Игроки класса Ибрагима Бангуро (ФК «Динамо») и Фернандиньо (ФК «Шахтер») зарабатывают более $100 тыс. в месяц.

Миллионами долларов исчисляются призовые фонды теннисных турниров. С начала года украинские теннисистки Алена и Екатерина Бондаренко, выигравшие в январе финал женского парного разряда Australian Open, заработали более $400 тыс. За всю свою теннисную карьеру спортсменки заработали $1,9 млн.

В плавании гонорары ниже. К примеру, за золото на чемпионате мира в Афинах отечественным спортсменам обещали $10 тыс., а за победу в чемпионате Европы украинский Госкомспорт гарантировал гонорар в $1,6 тыс. Но именитые пловцы могут рассчитывать на помощь спонсоров. Например, в 2008 году перед летней олимпиадой в Пекине Андрей Сердинов заключил контракт с компанией «Авто интернешнл» (официальный представитель Suzuki в Украине), которая профинансирует его подготовку к соревнованиям, а в случае успешного выступления выплатит бонус.

Как распорядиться славой и заработанными деньгами? Такой вопрос возникает не только у спортсменов, но и у звезд шоу-бизнеса. Серьезно о дополнительном бизнесе эстрадные исполнители начинают задумываться на третьем-четвертом году карьеры, при условии, что она развивается успешно и приносит $400-800 тыс. в год.

Спортивная карьера, как и карьера певца, доходна до тех пор, пока артист выходит на сцену, а спортсмен выигрывает соревнования. Поэтому звезды спешат инвестировать свою популярность, имя, связи и деньги в раскрутку бизнеса, который станет финансовым ресурсом после окончания профильной карьеры. Звезды вкладывают в магазины, рестораны, спортивные школы. Предпринимательский максимум многих спортсменов — операции с недвижимостью: сдача в аренду квартир, продажа офисов и коттеджей. «Это простой бизнес, не требующий специальных знаний, а инвестиции можно приумножить очень быстро», — объясняет Анатолий Найда.

Отчаянные покупают акции. «Знаю нескольких человек, которые инвестировали 10-20% своего капитала в ценные бумаги. Но они играли на бирже не сами, а отдавали деньги в управление банкирам. Я тоже пробовал инвестировать в акции. Одни инвестиции удались, а другие — принесли убытки. Пока я решил повременить с игрой на бирже», — рассказывает победитель 11 престижных теннисных турниров Андрей Медведев.

По-настоящему успешных бизнесменов среди звезд — единицы. В банковском бизнесе прочно обосновался многократный чемпион мира по прыжкам с шестом Сергей Бубка. В 2004 году он принял предложение Дениса Горбуненко стать одним из соучредителей Перкомбанка, позднее переименованного в Родовид банк, и занять пост президента финучреждения. И хотя банкиры с улыбкой восприняли новость о назначении спортсмена топ-менеджером Родовида, повышенное внимание небольшому банку было обеспечено.

К тому же на то время у Бубки накопился солидный предпринимательский опыт. Еще в середине 1990-х годов он открыл свой спортивный клуб и занялся хлебопекарским бизнесом. Идею спортсмену подсказал Филипп Ламблан, возглавлявший французскую федерацию атлетики. Француз, который к тому же был одним из руководителей компании «Лесаффр», выпускавшей сухие и легкорастворимые дрожжи, посоветовал Бубке заняться этим бизнесом. Легкоатлет получил право на реализацию французской продукции в Украине и открыл в Донецке пекарню.

Деловые достижения украинских звезд шоу-бизнеса менее впечатляющи. Как правило, знаменитости ограничиваются созданием своих звукозаписывающих студий и продюсерских центров. Эстрадных исполнителей, которые бы реализовывали проект за проектом, как, например, Алла Пугачева, выпускавшая под своим именем чипсы, духи и обувь, нет.

Развернуть масштабный бизнес звездам в первую очередь мешают экономическое невежество при мощной уверенности в правильности совершаемых поступков или чрезмерное доверие некомпетентным советчикам. В то же время полностью доверить свой бизнес профессионалам публичные люди часто не готовы, так же как и уделять ему все свое свободное время, вникая в ситуацию на рынке, контролируя продажи и логистику. Управлять же компанией, активно занимаясь спортом или певческой карьерой, невозможно. «Я еще не встречал гениев, которые могли бы параллельно строить две одинаково успешных карьеры — в бизнесе и в спорте», — говорит Андрей Медведев.

Светлана Лобода, экс-участница группы «Виа Гра», в прошлом году с партнерами открыла туристическую фирму Happy Vacations, специализирующуюся на международном туризме. Впрочем, как признает певица, главный ее бизнес-проект — это бренд «Светлана Лобода». Времени на турагентство почти не остается из-за насыщенного гастрольного графика, в офисе она появляется редко, а управление компанией доверила команде менеджеров.

Успех бизнес-идеи во многом зависит от окружения знаменитости. «Возле публичных персон крутится слишком много людей, которые постоянно предлагают им вложить деньги в какие-нибудь проекты», — рассказывает Анатолий Найда. Нередко эксперименты звезд, польстившихся на обещания предпринимателей, заканчиваются плачевно. Неудачными оказались инвестиции пловчихи Яны Клочковой в Дубенский литейно-механический завод «Исполин», совладелицей которого она стала в 2005 году. Уже спустя полгода спортсменка избавилась от непривлекательного актива. Так же она поступила и с долей в крымском санатории «Ясная поляна», причина — предприятие оказалось в центре земельного скандала. Теперь олимпийская чемпионка предпочитает хранить сбережения в банке. Впрочем, неудачи коллег по цеху не уменьшают желания звезд иметь собственный свечной заводик.

Сила имени

Имя — самое ценное, что есть у звезды, потому что его можно дорого продать производителям товаров. Рекламные ролики с участием знаменитостей регулярно появляются на телевизионных экранах, а мировые компании платят высокие гонорары актерам, певцам, спортсменам. Голливудская актриса Кэтрин Зета-Джонс в 2005 году заключила двухлетний контракт с оператором сотовой связи T-Mobile на сумму около $20 млн. За участие в продвижении fashion-бренда St. John Анджелина Джоли получает ежегодно $4 млн. Трехлетний контракт с Dior приносит кинодиве Шарлиз Терон $2 млн в год.

И украинские звезды все чаще получают предложения стать лицом компании или бренда. В рекламных кампаниях участвовали братья Кличко, футболисты Андрей Шевченко, Андрей Русол, пловцы Яна Клочкова, Олег Лисогор, певицы Ани Лорак, Тина Кароль, София Ротару, Руслана. Сам рекламный ролик — возможность напомнить о себе, а съемка в нем — неплохие доходы. Информацию о своих рекламных гонорарах звезды предпочитают не раскрывать. Но, по словам директора креативного бюро Sahar Александра Родионова, стоимость контрактов большинства из них весьма скромна по мировым меркам — от $30 тыс. до $2 млн. «Запросы у звезд разные и зависят от ценности имени», — говорит он. Больше всех на продаже своего образа зарабатывают спортсмены, призеры международных соревнований и олимпийские чемпионы.

«Беспроигрышный вариант — ставка на звезду, известную не только в Украине. Но таких знаменитостей немного, и стоят их услуги дорого. В зависимости от масштаба рекламной кампании — от $500 тыс.», — утверждает Родионов. Двухлетний контракт, подписанный компанией «Оболонь» с Андреем Шевченко в 2006 году, эксперты оценили в $2 млн.

Впрочем, многие звезды готовы работать за значительно меньшие гонорары — $30-70 тыс. «Их известность основана не столько на реальных достижениях, сколько на хорошей работе PR-агентств», — говорит Родионов. Популярность таких звезд недолговечна, поэтому они соглашаются на любые предложения.

Часто известных деятелей культуры и спорта привлекают в качестве «лиц» компаний, передавая им представительские или лоббистские функции. Звездам неплохо удается налаживать неофициальные контакты с чиновниками и бизнесменами. Обычно именем публичной персоны стремятся воспользоваться компании не первой величины. Несколько лет назад народному артисту Украины Павлу Зиброву мелкий предприниматель предложил открыть торговый дом имени певца. Бизнесмен пообещал, что Зибров уже через месяц сможет позволить себе последнюю модель Mercedes. Зибров должен был ездить в регионы, встречаться с директорами местных заводов и договариваться о поставках продукции со скидкой. Две недели певец действительно встречался с руководителями предприятий и мэрами городов, пока не узнал, что партнер собирается покинуть Украину. На этом история сотрудничества певца и бизнесмена закончилась.

Ближе к делу

Помимо гастрольной деятельности и выступлений на корпоративных мероприятиях, доход Павлу Зиброву приносит сдача в аренду звукового и светового концертного оборудования (минимальная стоимость аренды аппаратуры — $300 в день, весь комплекс можно получить на день за $2 тыс.). В медиахолдинг Русланы и ее мужа Александра Ксенофонтова входит продакшн-компания, занимающаяся производством радиопрограмм, озвучкой видеороликов, фильмов, мультфильмов, Flash-презентаций. У Александра Пономарева своя звукозаписывающая студия «З ранку до ночі», благодаря которой уже 5 лет выходит телепрограмма «Шанс».

Звезды эстрады охотно инвестируют в смежные бизнесы. Одно из бизнес-увлечений певцов — продюсирование новых исполнителей. Наталья Могилевская раскручивает проект Quest Pistols, Дизель из группы «Грин Грей» под лейблом R’n’B Planet продюсирует сразу несколько групп. Впрочем, как считает директор компании «Планета Мьюзик» Олег Черный, для звезды, продвигающей на сцену новый проект, собственный бренд все равно остается на первом месте. «Раскруткой певца или певицы они будут заниматься по остаточному принципу. Если в руки такого продюсера-исполнителя попадет хорошая песня, то он ее заберет себе. Получается, что проекту со старта отведена вторая роль, а это уменьшает шансы на успех. И звезда-продюсер выбрасывает деньги на ветер», — говорит экс-продюсер Тины Кароль.

Актеры Анатолий Хостикоев и Богдан Бенюк 7 лет назад создали театральную компанию «Бенюк и Хостикоев». Ежегодно она выпускает по одному новому спектаклю. Основные доходы компании приносят гастроли по Украине. Спектакли собирают полные залы, хотя стоимость билетов в 3-5 раз дороже, чем, к примеру, в киевском театре им. И. Франко.

Спортсмены тоже стараются инвестировать в родственные спорту сферы. Виталию и Владимиру Кличко принадлежит промоутерская компания К2 Promotions, занимающаяся организацией боксерских вечеров и раскруткой боксеров. Анатолий Найда, бросив хоккей, открыл в Киеве несколько магазинов хоккейной экипировки для профессионалов. За то время, что он играл за границей, у него появилось много полезных связей с шведскими и финскими фирмами-производителями, продукцию которых он и продает в Украине.

С 2002 года проходит кубок по спортивной гимнастике олимпийской чемпионки Стеллы Захаровой. Обычно затраты на проведение такого мероприятия окупаются за счет телетрансляции. «Но спортивная гимнастика — это не бокс и не футбол. Она не может собрать большую зрительскую аудиторию. Поэтому нам долго не удавалось найти спонсоров», — говорит олимпийская чемпионка.

С такими же проблемами столкнулась и Лилия Подкопаева, когда организовывала фестиваль «Золотая Лилия». «Изначально проект задумывался как турнир по спортивной гимнастике, но телевизионный рейтинг продукта был слишком низким. Поэтому мы сделали главный акцент не на спорт, а на зрелищность», — рассказывает спортсменка. Проект стал привлекательным для спонсоров и рекламодателей только после того, как преобразовался в гимнастический фестиваль, а в его программу включили акробатику, единоборства, балетное искусство и цирк. Если в 2001-м бюджет фестиваля составлял $60 тыс., то в прошлом году — уже около $1 млн. По словам директора фирмы «Спорт-Сервис» Тимофея Нагорного, организация спортивных турниров — очень выгодный бизнес. Компания, проводившая турниры по единоборствам, богатырским играм, боевым искусствам, приносит гимнастке и ее супругу порядка $6 млн.

Следующим направлением, которое развивают бывшие спортсмены, становятся спортивные школы. Свои школы есть у Екатерины Серебрянской и Лилии Подкопаевой. Частная школа по подготовке чемпионов по спортивной гимнастике была и у Стеллы Захаровой, но проект пришлось заморозить. «Нам повысили аренду спортивного зала, и содержать школу стало невыгодно. Устанавливать же плату за занятия выше 100 грн бессмысленно, поскольку не у всех будет возможность ее посещать», — объясняет олимпийская чемпионка.

Модные одежки

Среди топ-моделей, известных актрис и певиц вариантом удачного инвестирования своего имени считается создание линий одежды, аксессуаров и парфюмов под своим брендом. У певицы Дженифер Лопес есть торговая марка JLo by Jennifer Lopes, у Гвен Стефани — L. A. M. B. Следовать моде, установленной западными знаменитостями, стараются и украинские звезды. Пока без особых успехов. Свои силы в дизайне одежды пробовала Ирина Билык, создавшая в 2002 году коллекцию свадебных платьев. Проект провалился, и продолжать дизайнерскую карьеру певица не стала. А вот Светлана Лобода убеждена, что ее одежный бренд F*ck ‘n’ macho, ожидаемый в продаже этой осенью, окажется более успешным.

Украинская фигуристка, победительница олимпиады Оксана Баюл, выпускает линию спортивной одежды — Oksana Baiul Collection. Костюмы для фигурного катания бывшая спортсменка разрабатывает сама, контролируя весь процесс создания моделей. Форму для гимнасток под брендом L. P. Design выпускает Лилия Подкопаева.
Торговая марка WAWA, созданная при участии украинского дизайнера Виктора Анисимова, принадлежит Владиславу Ващуку. Как признается футболист, пока основные покупатели одежды — его друзья и знакомые. Но круг потенциальных клиентов может расшириться после открытия фирменного магазина. Футболист Андрей Шевченко решил не испытывать клиентов своими дизайнерскими талантами и инвестировал в проверенный продукт — открыл в столице дом Armani.

Выпускать духи под своим именем отечественные звезды пока не решаются. Вероятно, их не впечатлили достижения российских коллег. Провальными оказались духи от Аллы Пугачевой, Ларисы Долиной, Эдиты Пьехи и Анжелики Варум, хотя на Западе этот бизнес приносит знаменитостям миллионы долларов. В 2007 году актриса и певица Дженифер Лопес на продаже духов под своим именем заработала более $70 млн. Парфюм от четы Бэкхемов оказался самым популярным американским подарком на Рождество-2008. Наиболее продаваемым ароматом 2006 года были признаны духи Darling Кайли Миноуг.

Звезда на ужин

Привлекает знаменитостей и ресторанный бизнес. Рестораном «Тампопо» владеют Владислав Ващук и его жена Маргарита Сичкарь, камерное заведение «Ангел» принадлежит Ани Лорак, «Батьківська хата» — ректору Михаилу Поплавскому. Экс-футболист киевского Арсенала Ивица Пирич на паях с игроком Шахтера Дарио Срной открыл в Киеве спортивное кафе «Спорт-Крепс».

Кажущийся многим простым, ресторанный бизнес на практике оказывается нелегким и дорогим занятием. «Для приличного заведения потребуются инвестиции в $700-800 тыс. Даже по меркам украинских звезд — это солидные деньги», — говорит директор компании «Ресторанный консалтинг» Ольга Насонова.

«Успех Тампопо принесло не имя Ващука, а Маргарита Сичкарь. Она — хороший ресторатор», — говорит Насонова. Еще до знакомства с футболистом она была совладелицей киевского ресторана «Пантагрюэль», а в Москве открывала ресторан «Гетман». Сейчас Маргарита Сичкарь занята созданием ресторанной сети. Вместе с Виолой Ким она открыла Pleasure Cafe и планирует строительство еще двух ресторанов.

По мнению Ольги Насоновой, один из наиболее успешных ресторанных проектов получился у братьев Кличко, которых считают совладельцами развлекательного комплекса «Арена» (сами спортсмены открещиваются от этого актива). Годовые обороты ресторана, входящего в комплекс, — более $2 млн. (Тампопо приносит ежегодно $60-100 тыс.).

Разработку проекта и управление рестораном лучше доверить профессионалам. «Рассчитывать же на то, что люди пойдут в заведение только потому, что оно принадлежит знаменитости, не стоит», — предупреждает Ольга Насонова. Ведь если кухня неважная, а интерьер неудачный, то такое заведение не спасет и имя звезды. К примеру, ресторан «Ангел», который в прошлом году открыла Ани Лорак, не пользуется слишком большой популярностью. По словам Насоновой, у заведения есть проблемы с вентиляцией. Эксперт не исключает, что вложенные $100 тыс. (по оценкам экспертов, $350-400 тыс.) певица вернет нескоро, хотя и доверила управление рестораном своему жениху и совладельцу заведения Мурату Налкакиоглу, а также сети «Козырная карта».

Елена Струк, Николай Тимошенко (Контракты, 22.02.2008)
 
Поки що коментарів немає

 

* Ваш коментар буде доступний для редагування протягом 10 хвилин
Сторінка створена за 0.015 секунди