Интервью с Данилем Амирхановым
Автор: Рузана Емельянова
Дата: 08/02/18 10:51
 
Д. Амирханов (Фото: О. Переверзев)
Уже 9 февраля в южнокорейском Пхенчхане стартуют ХХІІІ Зимние Олимпийские игры. Украину представят 33 спортсмена. Мы встретились с руководителем отдела зимних видов спорта Министерства спорта Украины Данилем Амирхановым накануне отправки сборной на соревнования. Кроме того, Даниль Асхатович является вице-президентом Федерации фигурного катания на коньках, поэтому основной темой нашего разговора стали именно фигуристы.

— Вас удовлетворяет количество полученных нашими фигуристами лицензий для участия в зимних Олимпийских играх?

— Нет, не удовлетворяет. В Сочи мы выступали с шестью спортсменами. Кроме того, в мировом рейтинге мы были десятой командой, а значит, имели право на Олимпийских играх участвовать в командных соревнованиях. И мы успешно выступили, обойдя команду Великобритании и заняв 9-е место. В этом олимпийском цикле мы также очень серьезно готовились, но, к сожалению, в прошлом году одна из наших лучших юниорских пар прекратила свое существование. Речь идет о паре из Днепра – Ренате Оганесян и Марке Бардее. Они просто перестали кататься друг с другом. Мы много усилий прикладывали, чтобы они как-то восстановились и продолжали тренировки. Мы рассчитывали на эту пару и планировали, что от Украины на Олимпийских играх будут участвовать шесть спортсменов. Но к сожалению, мы не смогли создать им пару на замену. В связи с этим спустились на 12-е место в мировом рейтинге и стали вторыми запасными на участие в командных соревнованиях.

Раньше у нас и по 9, и по 13 было участников. Мы занимали призовые места на чемпионатах мира, у нас был высокий рейтинг – мы входили в пятерку стран мира по фигурному катанию. Правда, последними олимпийцами были Елена Грушина и Руслан Гончаров, ставшие в 2006 году бронзовыми призерами. Сейчас у нас вся команда молодая – юниоры.

— То есть эта Олимпиада – скорее не самоцель, а трамплин для возможных призовых мест на следующей?

— К сожалению, мы не можем так точно сказать, но есть определенные надежды. Когда мы готовили Грушину с Гончаровым к Олимпиаде, то понимали, что они могут получить медали. Та же ситуация с Назаровой и Никитиным – мы понимаем, что они могут серьезно работать. Мальчик тоже, но он не стабилен. Например, сейчас он поехал на Чемпионат Европы и не прошел квалификацию. А ведь ни у кого не было сомнения, что он должен пройти, потому что уровень его владения четверными прыжками и набор элементов позволяли спокойно пройти и дальше бороться за десятку. В итоге что? Он становится 25-м – и борьба закончилась. Не хотелось бы, чтобы это повторилось на Олимпиаде. Потенциал у мальчика есть, но, как говорят, лед скользкий.

— Какие цели Вы тогда ставите перед спортсменами?

— Грандиозные. Учитывая, что это молодая команда, мы рассчитываем, что все-таки все спортсмены пройдут первый этап квалификации и дойдут до произвольной программы. Хотелось бы, чтобы пара попала в ТОП-15. Мальчик тоже может быть в 15-ти лучших. С девочкой ситуация чуть посложнее, хотя на Чемпионате Европы она неплохо проехала короткую программу – в принципе, тоже можно рассчитывать на хороший результат. Это будет нормально для них.

— Материально-техническая база для подготовки фигуристов – что с ней сейчас?

— Ничего хорошего. Мы, конечно, благодарны программе «Хоккей Украины», в рамках которой все-таки построили 11 катков. Но это не дополнительные площадки, а замена уже существовавшим. То есть мы не развили инфраструктуру, а каким-то образом попытались восстановить старые катки. У нас были Одесса, Днепр, Харьков, Киев – и давайте посмотрим, что там сегодня.

В Одессе 15 лет назад Дворец спорта перестал работать на фигурное катание – и только в прошлом году там запустили каток. Мы надеемся, что он позволит возродить в Одессе традиции фигурного катания. Но только надеемся, потому что тренерский контингент уже не тот. А ведь почти вся юниорская сборная Советского Союза в свое время состояла из одесситов! Ну и скажу еще такую, возможно, крамольную вещь – в Одессе никогда не было хоккея. За счет этого развивалось фигурное катание. Эти два спорта в принципе несовместимы, так как требуют много льда.

Днепр – там была серьезная школа фигурного катания, когда «Метеор» работал с двумя катками. И еще – в Днепре никогда не было хоккея, весь лед предоставлялся фигуристам. Поэтому оттуда пришло много спортсменов, показывавших серьезные результаты — Татьяна Волосожар, Татьяна Навка, пара Юлия Обертас и Дмитрий Паламарчук. Сборная СССР в свое время летнюю базовую подготовку проводила именно в Днепре. Сейчас «Метеор» стоит на реконструкции.

— А где тогда сейчас тренируются наши фигуристы?

В Киеве на Ледовой арене: на улице Города Шалетт. Она была построена по программе «Хоккей Украины» вместо существовавшей на НСК «Олимпийский» «Льдинки». Раньше готовились там – и мы были там приоритетными. В день у нас было 9 часов льда только для фигурного катания. Это все продолжалось до Евро-2012. «Льдинку» забрали. Я нормально отношусь к футболу, но при чем здесь наш каток? Взамен дали нам «Шалетт». Сегодня на нем тренируются две специализированных школы фигурного катания и хоккей – естественно, льда не хватает. И получается, что ни один из видов спорта не может развиваться в полной мере.

— Но это же Вы про детей говорите? Или олимпийцы тоже там тренируются?

— Не от хорошей жизни пара Александра Назарова и Максим Никитин уехали тренироваться в США. Не от хорошей жизни там же тренируется Ярослав Паниот. Не от хорошей жизни Иван Павлов катается в Киеве, Анна Хныченкова – в Днепре. Мы стараемся создавать спортсменам условия. Но вы же видели, как катаются на катке: человек 20-30 на льду – и тут же Павлов, и тут же юниоры. Это ненормально. Катастрофически не хватает места. Для сравнения: в Испании, совсем не зимней стране, 20 катков – сколько в Украине? Я вам перечислил те, на которых мы худо-бедно можем работать. В Украине может родиться олимпийский чемпион, но воспитаться – нет. Ну и дело не только в технической базе – тренеры тоже уже другие.

— Но у нас же была отличная школа фигурного катания!

— Она у нас и есть. Я не хочу сказать, что у нас плохие тренеры – у нас прекрасные тренеры. Просто не все тренеры могут проявить себя в связи с такими тяжелыми условиями. Те, кто уже долго работает, приспособились. Но нужно вовремя передать все, что ты знаешь, другим, поделиться опытом. Однако сделать это фактически на пальцах нереально. А когда молодому и перспективному тренеру попросту негде встать, у него теряется мотивация. Или есть хороший ребенок – вот недавно Марине Олеговне звонили из Харькова: «Посмотрите, какой хороший мальчик». И мальчик действительно хороший: в 9 лет пять тройных – это очень хороший уровень. А что с ним делать дальше? Ему же нужны специальные условия, а мы не можем их создать никому. И он продолжает кататься в толпе из 30-ти человек. А перспективный же!

— И в ближайшее время надеяться на то, что появится новая площадка, не приходится?

— Сейчас наша федерация активно участвует в проекте, который, возможно, реализуется – это строительство большого ледового комплекса на территории Ледового стадиона. Если уж на нем написано «Ледовый стадион», то там все-таки должен быть лед. Сейчас, пока есть мороз, он там есть – и даже можно покататься. Через министерство уже проходила концептуальная записка. Речь идет о большой арене и двух тренировочных катках.

— У фигурного катания в Украине есть будущее? Самой перспективной сегодня называют Анастасию Архипову.

— У нас очень хорошие дети. Но знаете, иногда наступает сложный период – особенно с девочками. У каждого спортсмена в разное время. Например, посмотрите на российских фигуристок: до 16-ти они должны все успеть – после 16-ти они уже никому не нужны. Олимпийская чемпионка Аделина Сотникова, олимпийская чемпионка Юлия Липницкая – где они сегодня? Сейчас у них есть Евгения Медведева и Алина Загитова, но пройдет два года – и вместо них будут другие. И с ними надо бороться. Вы правильно сказали: наиболее конкурентоспособная – Архипова. Мы уже не первый год выигрываем с 13-летними девочками взрослый Чемпионат Украины. До 15-ти можно успеть сделать из девочки серьезную спортсменку. Успеваем – хорошо, не успеваем – надеемся на сознательность, на способность девочки управлять своим ростом, весом. Очень сложный период, не все выживают в этой ситуации.

— Как и в художественной гимнастике…

— Я вообще не понимаю, как можно заниматься художественной гимнастикой без коньков (улыбается). У украинского народа в характере выражать себя через искусство. На каждую тысячу здесь 100 талантов, а в другой стране – всего один. И это надо использовать.

— Что нужно для того, чтобы вырастить олимпийских чемпионов в нашей стране?

— Во-первых, дать минимальные условия. У нас их нет. Раньше нам говорили: будут результаты – будет каток. У нас были результаты – каток нам так и не построили. А теперь как? Я же говорю, последние олимпийцы – Грушина и Гончаров, которые в Америке до этого уже тренировались 10 лет. Последние спортсмены, которые тренировались здесь – начало 2000-х годов. С того времени у нас все потихоньку начало рассыпаться.

— И финансирования на это нет?

— Есть финансирование – мы же можем содержать ребят в Америке. Но мы же не можем вывезти в Америку всю страну. Нужно строить здесь. Ну и обеспечивать участие в соревнованиях. Потому что календарь очень серьезный, серьезные требования ISU (Международный союз конькобежцев. — R0). Чтобы попасть на Европу или мир, нужно выступать на соревнованиях, показывать высокий технический уровень, набрать определенные балы. От этого зависит и участие наших ребят на юношеских Олимпийских играх, с которых мы, слава Богу, привозим призовые места.

К сожалению, наши тренеры могут заложить только базу – реализация дается сложнее, потому что у нас ограничены возможности с точки зрения обеспечения их подготовки: количество льда, условий, которые мы можем предоставить спортсменам и тренерам. Нужны как минимум по 3-4 часа льда и не в массовом катании по 30-40 человек. А мы серьезно в этом отстаем. Поэтому, к сожалению, и можно увидеть наших фигуристов за границей – в сборных командах других стран очень много наших спортсменов.

— Хотела, кстати, задать вам этот вопрос: как так получается, что украинские фигуристы представляют на соревнованиях совсем другие страны? В прошлом году фигуристы из Харькова Вадим Колесник и Дарья Попова сменили гражданство на американское.

— На самом деле их много. Мы чуть ли ни каждый месяц рассматриваем вопрос о даче открепления тому или иному спортсмену. В зависимости от того, какой вклад мы сделали в него, какие средства потратили на его подготовку, уже определяем, давать ему открепление от нашей страны или нет. Мы даем хорошую подготовку, у нас отличный резерв, но дальше реализация не идет, возможности в нашей стране ограничены. А человек 10-15 лет отдал этому делу – естественно, ему не хочется повесить на гвоздь коньки и уйти. Потому что сегодня вроде бы есть дети, есть тренеры, а вот самого главного у нас нет – нет льда.

— Это потому что на фигурном катании нельзя заработать? На футбол продаются билеты, на хоккей начинают ходить – при этом, честно скажу, я ни разу не была на Чемпионате Украины по фигурному катанию.

— Я уже даже и не вспомню, когда мы в последний раз проводили Чемпионат Украины в киевском Дворце спорта. Чтобы люди ходили, нужно, чтобы они знали, на кого идут. Недавно у меня спрашивали: «Вы не видели афиши? Какая-то фирма решила привезти с показательным выступлением Бриана Жубера». Это известный французский фигурист, который давно уже не катается. Оказывается, сняли Дворец спорта, пообещали, что приедет Бриан Жубер – и народ пошел. А вместо Бриана Жубера выступали маленькие дети. Естественно, зрители пошли сдавать билеты. Люди ходят на имена. У нас сегодня этих имен, к сожалению, нет – мы пока еще не создали тот контингент фигуристов, который бы привлекал зрителей. Когда у нас были призеры мира и Европы, люди приходили – не полный зал, но половину собирали. Сегодня у нас не на кого смотреть. Замкнутый круг – без одного другого не получается.

— А Вам бы хотелось, чтобы приходили смотреть?

— Конечно. Вот вы говорите, нельзя заработать. Можно. Все зависит от того, как поставить это дело. Можно даже маленьких детей раскрутить. Люди скучают по фигурному катанию – почему нет? Просто нужно этим заниматься.

Рузана Емельянова (Realist, 08.02.2018)



 
Поки що коментарів немає

 

* Ваш коментар буде доступний для редагування протягом 10 хвилин
Сторінка створена за 0.021 секунди